Проект портала
Истории
01.10.2020 / 19:51
«Дали прокладки со словами: скажите спасибо, потому что нам надоело отмывать вашу кровь». Белорусская топ-модель про сутки в изоляторе11

«Когда я переступила порог изолятора, увидела небо и вдохнула свежий воздух — это первый раз, когда я заплакала. И в тоже время ужасное ощущение: это был не сон».

Карина Момат — известная модель. Она дефилировала на белорусских и европейских подиумах. Но эти выходные девушка провела не на съемках, а в жодинском изоляторе.

Фото из инстаграма Карины

Про вонючую камеру, грубые шутки силовиков и восхищение политзаключенными она рассказала «Нашей Нине».

Карину задержали во время последнего женского марша. Она как раз собиралась уходить, когда неизвестный в зеленом взял ее за плечо и повел к бусу.

«Мне многие писали: почему же ты не сбежала? Но сложно говорить о такой возможности, когда вокруг тебя еще десять человек в форме. Мое решение было не сопротивляться, так как в такой ситуации это могло нанести еще больший ущерб», — говорит модель.

Субботний вечер она провела в Ленинском РУВД, а после — на Окрестина. В тот день в изолятор привезли женщин разного возраста — от 20 до 50 лет.

«Выстроили там возле стенки, начали медосмотр — измерили температуру, спросили, нужны ли какие-то лекарства. Дали постельное белье и повели в камеру. Там не было холодно, в кране — теплая и холодная вода, туалет огражден. Мы с девушками разослались и прилегли, потому что все очень устали. Примерно через час постучали в дверь и сказали с вещами на выход», — вспоминает Карина.

Фото Ольги Шукайло, Tut.by.

Людей погрузили в автозак и увезли в Жодино. На половине пути, из-за того, что одна из девушек высказывалась, в «стаканах» выключили свет. Ехать в темноте, рядом с незнакомым человеком и в недостатке воздуха было очень неприятно.

«В соседних «стаканах» были мужчины, и сотрудники шутили: «Может, вас перемешать, чтобы вы потра**лись, так как неизвестно, когда вы еще сделаете это в следующий раз».

Я себя успокаивала мыслью о том, что все говорили, в Жодино лучше. Но как только переступила порог, поняла, что здесь скорее всего будет сплошной трэш. Этот запах подвала, сырости… И там очень холодно».

Карину привезли в Жодино в одном только шелковом платье и пиджаке. Теплых вещей она за те сутки не получила, так как передачи не принимались.

Отношение к девушкам в отделении милиции и изоляторе очень отличалось.

«Хотя в РУВД иногда отпускали шутки, ты чувствовал себя там человеком. Да, строго, но приемлемо относились и даже иногда сочувствие проявляли. Сводили несколько раз в нормальный туалет, кому-то дали покурить. А в Жодино ситуация намного хуже. На тебя кричат матами за каждое слово и шорох.

Когда нас повели по коридорам, надо было идти быстро. А в тяжелых ботинках без шнурков это было невозможно. Сотрудник тыкнул в меня палкой несколько раз: «Ты что, калека?»

Карина оказалась в камере на шестерых. Вспоминает, что там ужасно воняло — канализацией и плесенью. Повсюду были куски пыли. Туалет — дыра в полу без ограждения. Вонючее постельное белье и одеяло, с которых сыплются куски. Из-за пыли у Карины началась сильная аллергия.

«У нас троих в камере были «критические дни». Нам не дали ни туалетную бумагу, ни влажные салфетки. Только прокладки. Со словами: «Скажите спасибо за это, потому что нам надоело отмывать вашу кровь». Я надеялась, нам принесут хотя бы воды, потому что пить из-под крана мы не решались».

Ночью на коридоре выключали центральное освещение, но врубали яркий прожектор — как не отворачивайся, все равно его видишь.

Поутру девушки очень ждали завтрак.

«Нам засунули три чашки чая на шестерых и подозрительный с виду хлеб, который на голодный желудок лучше не есть. И ты не понимаешь, сколько у тебя есть времени на завтрак, ведь из этой же посуды едят следующие люди. Ополаскивают его они сами в камерах, как я поняла. Чашки были все в жире.

В жизни я очень щепетильный, брезгливый человек. Но в какой-то момент это отключается, так как понимаешь, что если не выпьешь чай, то просто потеряешь сознание.

Обед — единственное, что я поклевала за эти три дня. Это был суп на воде, с парой кусочков картофеля и моркови. Дали три чашки компота и второе. Но когда мы его увидели, нас чуть не стошнило. Это была какая-то слизь из макарон и тушенки. Даже девушки, которые очень хотели есть, это не тронули.

Через два-три часа дали ужин. Мы пожалели, что эти тарелки вообще взяли в камеру — тушеная капуста так воняла! Мы договорились с девушками, что никто не будет ее есть, так как можно только представить, что станет с животом — а в камере нет салфеток и нельзя умыться», — описывает Карина кормёжку.

За те дни она ни разу не заплакала. Единственное — очень переживала за маму.

«Я хотела, чтобы ей передали, что я сильный человек и, что бы мне ни сделали, я все стерплю. Я попросила девушку, которая была вместе со мной в РУВД и которую отпустили, сказать моей маме, что нас никто не бьет, обходятся нормально, чтобы ее успокоить».

Поутру в камере Карина делала зарядку, чтобы совсем не замерзнуть. Раньше она занималась тайским боксом, поэтому согревалась упражнением «бой с тенью». Соседки по камере переняли ее пример.

Девушка рассказывает, что в изоляторе некоторые дежурные относились к ним по-человечески. Так, в воскресенье молодой парень принес ей лекарство — успокаивающее, которое Карина начала пить в последние месяцы, и обезболивающее для живота.

Суд прошел в понедельник 28 сентября. Карине выписали штраф. Девушка признается, что последние часы перед выходом на свободу — лучшее ожидание в ее жизни.

«Я думала, буду всех обнимать, но сразу села в машину к адвокату и попросила воды — мне захотелось уехать.

Самое прекрасное было сходить в душ и увидеть большую поддержку людей. Я волновалась: может, никто не знает, никто не приедет встречать», — делится модель.

Те сутки изменили ее мировосприятие.

«Мне дико стыдно, что раньше, когда кто-то говорил «я отсидел день-два», я думала: ну ты сильный, чувак, это не так долго. Но три дня там — это очень долго.

Особенно, если у тебя нет ни одной личной вещи и ты не можешь нормально сходить в туалет, умыться и выпить стакан воды.

Я не понимаю, как можно это терпеть месяцами. У меня восхищение Виктором и Эдуардом Бабариком, Павлом Северинцем, Марией Колесниковой, Игорем Лосиком. Эти люди сидят за нашу независимость, за свои взгляды, на которые они имеют право. Какую же они имеют силу духа и воли, чтобы в таких условиях не сдаваться».

Фото из инстаграма Карины

После освобождения Карина купила роман Оруэлла «1984» на белорусском языке — один из ее любимых. Заходила в книжный магазин за правилами дорожного движения и, увидев красивую бело-красно-белую стопку книг, не удержалась.

Ранее модель была далека от политики. Но молчать сейчас не может — из соображений совести.

«Во всем мире должны соблюдаться права человека. Ты имеешь право спокойно играть, думать, как тебе хочется. Это же неправильно, когда на улицах к людям применяются высшие меры насилия, происходят убийства, скрываются преступления. Я не знаю, кем нужно быть, чтобы этого не замечать и сохранять «нейтралитет»».

Наталья Лубневская

Каментары
так яму і трэба / Ответить 01.10.2020 / 19:31

"Свет уратуе прыгажосць"-,падумала я,калі прачытала аповед Карыны і убачыла яе фота.Карына вы малайца!

7
Алёна К. / Ответить 01.10.2020 / 19:52

Дзякуй за мужнасць, сп. Карына! Усё будзе добра! Верыможампераможам!!!

13
Кругом работающие пенсионеры / Ответить 01.10.2020 / 19:59

Раньше "тунеядцы" порализовали судебную систему когда ходили обжаловали. Сегодня судей хватает?!

17
каментаваць

Націсканьне кнопкі «Дадаць каментар» азначае згоду з рэкамендацыямі па абмеркаванні

СПЕЦПРОЕКТ2 материала Шура-бура